Влияние белого кафеля на судьбу

Minolta DSC

Одно из первых жутких воспоминаний. Мне чуть меньше двух лет. Полутемная комната. Стены отделаны тусклым белым кафелем, желтоватый свет лампочки накаливания сквозь матовый плафон. Я сижу на холодном  горшке.

Я сижу на горшке в санитарной комнате ясельной группы своего детского садика. Воспитатель строго смотрит на меня сквозь приоткрытую дверь. Но мои колготки уже мокрые или… еще чего похуже. Я не успел их вовремя снять, но послушно пошел в санитарную комнату и сел, как меня учили, на горшок, как будто это может что-то изменить…

Кроме этого тусклого света, полок с рядами ночных горшков и белого квадратного кафеля, я еще помню свои чувства. Это стыд, страх, ужас, беспомощность перед грядущим осуждением. Или наказанием.

Этот кошмар преследует меня и по сей день. Кажется, что это воспоминание как импринтинг, впечаталось в мое подсознание и навсегда определило мое отношение к любым общественным образованиям.

Пребывание в садике стало для меня тяжелейшим испытанием. Если сказать просто, я ненавидел его всеми фибрами души.

Родители знали это и старались забирать меня оттуда каждый день пораньше.

Поэтому они даже приняли решение отдать меня в школу на год раньше — с шести лет. К сожалению,  это тоже было ошибкой. Интеллектуально я конечно был готов к школе, но социально и биологически — явно отставал. Интересы моих одноклассников были всегда впереди моих и это сохранялось на протяжении всей школы. По факту я все время был не в теме, не в компании, чувствовал себя белой вороной. И вместо того, чтобы бренчать на гитаре и пить пиво с одноклассниками, я читал книжки.

С большим облегчением я закончил школу и поступил в 16 лет в медицинский институт. К моему разочарованию биологическое отставание от сокурсников здесь стало еще более заметным, так как многие из них были старше меня на 2-4 года, многие после медучилища. И в то время, когда меня наконец стали интересовать выпивка и альтернативная музыка, они уже пытались зарабатывать деньги и создавать семьи.

В итоге, я и в ВУЗе ощущал себя белой вороной, с нетерпением ждал когда учеба закончится. После я стал работать в больнице, чем вначале очень гордился. Но буквально через несколько лет также затосковал. Заскорузлые советские рекомендации и правила входили в диссонанс с моими знаниями и представлениями… Упомянуть хотя бы, что мы заставляли сцеживать и пастеризовать грудное молоко, чтобы «не передать стафилококк»… (!) Начмед же четко у меня ассоциировалась с бескомпромиссной воспитательницей из садика, заставлявшей нас сидеть молча на стульчиках, пока она пьет чай или с учителем литературы из школы, которая своими вычурными уроками вызвала у меня ненависть  к великим русским писателям… Я опять чувствовал себя сидящим на горшке в мокрых штанишках, под прицелом холодного взгляда строгой тети, которая точно знает, как надо.

В итоге я сбежал из больницы в частную медицину.

Работа в частном центре мне сначала понравилось, но вскоре мне также стали тесны ее рамки, основанные на все тех же устаревших советских приказах и псевдостандартах…

Получается, я с трудом могу работать в коллективе. Я  — белая ворона по жизни. Где бы я не находился, я чувствую себя отвергнутым, не принятым в общий контекст.

И возможно эти особенности моей судьбы определились в той самой комнате ясельной группы с тусклым светом, когда я сидел на пока не освоенном мною эмалированном горшке и испытывал стыд и отвращение к этому обществу, которое заставляет меня делать то, что я пока не хочу и не могу.

Сейчас многое изменилось.

Подгузники — выдающееся изобретение. Сколько нервов, сколько семей было сохранено от развода за последние 30 лет благодаря им!

Ведь непосредственно после рождения ребенок писает до 25 раз в сутки, к году кратность мочеиспусканий уменьшается до 15.

До изобретения подгузников, усталый папа приходивший вечером с работы, вместо того чтобы отдыхать, был вынужден стирать использованные пеленки, общим числом 25. Стиральных машин тоже кстати не было, белье стирали в тазике или в ванной. Через всю кухню натягивались веревки, на них вешались мокрые пеленки, включались газовые конфорки, так белье быстрее сохло.

В то время нужно было как можно быстрее приучить ребенка у горшку банально из-за гигиенических требований.

Я периодически и сейчас встречаю родителей, из убеждений отрицающих подгузники. Это беда… В квартире сильно пахнет. На диван страшно сесть, он весь в свежих подтеках…

А кстати, почему они против подгузников?

Одна мысль понятна, это стоит денег. Другие концепции странные. Ну например, про то что подгузник якобы нарушает сперматогенез. «Ведь не зря же яички расположены снаружи тела? Чтобы не было перегрева, а иначе  будет бесплодие?»

Может конечно это и так. Да вот только сперматогенез начинается около 12 лет жизни. Но может все-таки повышенная температура губительна для яичек? Но тогда возникает следующий вопрос. Есть ряд стран с очень жарким климатом, где люди вынуждены одеваться не для согрева, а наоборот для того, чтобы не нагреться от окружающий среды, температура которой значительно выше чем внутри тела. По всей видимости, в этих странах — например в Китае, Индии, Индонезии и африканских странах должна быть очень низкая рождаемость из-за высокой частоты мужского бесплодия. Уже смешно? Вот вам и вред перегрева…

Многие туристы, побывавшие в Европе с удивлением рассказывают про местных детей, в возрасте пяти лет зачастую передвигающихся на коляске, в памперсе и соской во рту. Конечно, для нашего человека подобное просто неприемлемо! Фуу… как так можно. А для европейца — главное не травмировать тонкую психику ребенка. Дать ему самому повзрослеть, понять, захотеть, научиться…

А ведь получить горшечный невроз у физиологически не готового ребенка проще простого. Огромная часть стойких запоров, внезапно возникающих после годовалого возраста, связаны именно с ранним и агрессивным приучением к горшку. По классической схеме, это связано с внезапным приездом в гости свекрови из другого города.

Это не считая банального унижения, которое испытает ребенок, которого заставляют делать то, что он не может еще понять, и ругают за то, что он еще не способен контролировать.

Ходить на горшок это целое искусство. Это сложный навык.

Нужно уметь хорошо ходить, садиться точно в цель. Уметь раздеваться и одеваться. Использовать туалетную бумагу. А главное нужно, чтобы мозг вовремя осознавал внутренние позывы, ассоциировал горшок с его функциональным назначением.

Научиться такому раньше двух лет просто невозможно (редкие исключения — когда ребенок особо одарен или есть старшие братья и сестры, которые могут показать пример, как использовать горшок по назначению).

По факту более-менее хорошо ребенок обучается горшку после трех лет. А сам диагноз — энурез, т.е.не способность контролировать свое мочеиспускание, правомочен только после 5 лет. Так что время еще есть.

Оригинал: https://apteka.ru/info/articles/zdorovyy-rebenok/kak-priuchit-rebenka-k-gorshku/

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

6 Responses “Влияние белого кафеля на судьбу”

  1. Татьяна:

    Благодарю за статью! По-моему, неправильно во всем винить только горшок, однако многие взрослые проблемы действительно идут прямиком из детства, и зачастую связаны они с неадекватным поведением взрослых, необоснованными или чересчур завышенными требованиями, не учитывающими физиологию и психологию ребенка. Помню, мне было около 4 лет, и бабушка, пришедшая забрать меня из сада, где у нас шла увлеченная игра с другими детьми, разрешила мне поиграть ещё немного, пообещав забрать через 15 минут. У нас с ней всегда были доверительные, дружеские отношения, так что я обрадовалась такому предложению и продолжила игру. Стоило бабуле перейти порог, как ко мне подошла воспитательница и сказала что-то с общим смыслом: бабушка за тобой на придет, потому что ты не захотела идти домой, теперь ты останешься ночевать здесь. Пришедшая в скором времени бабушка обнаружила меня сидящей в коридоре всю в слезах. Конечно же, она успокоила меня, и долго не могла поверить, что воспитатель могла так сказать. Кстати говоря, доверительные отношения у нас с Людмилой Васильевной с тех пор так и не установились. Этот случай — одно из самых грустных воспоминаний от посещения детского сада. А в другой группе, помню, нас заставляли съедать всю еду, несмотря на неоднократные просьбы моей мамы так не делать. Это было почти как пытка, особенно молочный суп. До сих пор терпеть его не могу

  2. Александра:

    По поводу подгузников, их плюсов и минусов, спорить можно долго.
    Пока я не могу однозначно принять сторону «за» или «против». Этот выбор придет со временем. Сейчас могу только поделиться недовольством за мамочек, которые не отучивают ребенка 3х лет и старше от туалета в штанах, потому что «Мне удобно, чтобы он ходил в подгузник, нежели я буду бегать за ним с горшком в руках». Разве такая политика адекватна?

  3. Александра Сныткина:

    По поводу подгузников, их плюсов и минусов, спорить можно долго.
    Пока я не могу однозначно принять сторону «за» или «против». Этот выбор придет со временем. Сейчас могу только поделиться недовольством за мамочек, которые не отучивают ребенка 3х лет и старше от туалета в штанах, потому что «Мне удобно, чтобы он ходил в подгузник, нежели я буду бегать за ним с горшком в руках». Разве такая политика адекватна?

  4. Дарья Прыхненко:

    Как показывает история, из белых ворон и получаются замечательные специалисты, выдающиеся личности.
    Так же согласна, всё самое «интересное» в плане психики и становления человека кроется в его детстве. Но так же многое зависит от воспитания. Всё таки важно понимать к моменту рождения собственных детей, что воспитание- это не только слова, но и контроль своих действий и поступков. При сохранении адекватности родителей можно придерживаться правила: «родители лучше знают, что для их ребенка лучше». Это, кстати, в тему подгузников. Но важная оговорка — при сохранении адекватности родителей!

  5. Василий М.:

    Психику ребёнка очень легко травмировать неадекватными требованиями со стороны родителей, воспитателей в детском саду и учителей в школе. Родителям нужно объяснять и правильно доносить в каком возрасте и что конкретно должен уметь делать их ребёнок, чтобы не было излишнего «фанатизма» в воспитании

  6. Кристина К.:

    A heart that’s full up like a landfill
    A job that slowly kills you
    Bruises that won’t heal
    You look so tired, unhappy
    Bring down the government
    They don’t, they don’t speak for us (c)

Оставить комментарий


Вы можете оставить отзыв, или сослаться на эту страницу с вашего сайта